Высоцкий Владимир Семёнович

Владимир Высоцкий Случай на таможне

Над Шере-метьево В ноябре третьего — Метео-условия не те. Я стою встревоженный, Бледный, но ухоженный На досмотр таможенный в хвосте.

Стоял сначала, чтоб не нарываться — Я сам спиртного лишку загрузил, А впереди шмонали уругвайца, Который контрабанду провозил.

Крест на груди в густой шерсти — Толпа как хором ахнет: «За ноги надо потрясти — Глядишь, чего и звякнет!»

И точно: ниже живота — Смешно, да не до смеху — Висели два литых креста Пятнадцатого веку.

Ох, как он сетовал: Где закон? Нету, мол! Я могу, мол, опоздать на рейс!.. Но Христа распятого В половине пятого Не пустили в Буэнос-Айрес.

Мы всё-таки мудреем год от года — Распятья нам самим теперь нужны, Они богатство нашего народа, Хотя, конечно, и пережиток старины.

А раньше мы во все края — И надо и не надо — Дарили лики, жития, В окладе, без оклада…

Из пыльных ящиков косясь Безропотно, устало, Искусство древнее от нас, Бывало, и — сплывало.

Доктор зуб высверлил, Хоть слезу мистер лил, Но таможник вынул из дупла, Чуть поддев лопатою, Мраморную статую — Целенькую, только без весла.

Общупали заморского барыгу, Который подозрительно притих, — И сразу же нашли в кармане фигу, А в фиге — вместо косточки — триптих.

«Зачем вам складень, пассажир? Купили бы за трёшку В «Берёзке» русский сувенир — Гармонь или матрёшку!» —

«Мир-дружба! Прекратить огонь! — Попёр он как на кассу. — Козе — баян, попу — гармонь, Икону — папуасу!»

Тяжело с истыми Контрабан-дистами! Этот, что статуи был лишён, Малый с подковыркою Цыкнул зубом с дыркою, Сплюнул — и уехал в Вашингтон.

Как хорошо, что бдительнее стало, Таможня ищет ценный капитал — Чтоб золотинки с нимба не упало, Чтобы гвоздок с распятья не пропал!

Таскают: кто — иконостас, Кто — крестик, кто — иконку, И веру в Господа от нас Увозят потихоньку.

И на поездки в далеко — Навек, бесповоротно — Угодники идут легко, Пророки — неохотно.

Реки льют потные! Весь я тут, вот он я — Слабый для таможни интерес. Правда возле щиколот Синий крестик выколот, Но я скажу, что это — Красный Крест.

Один мулла триптих запрятал в книги. Да, контрабанда — это ремесло! Я пальцы сжал в кармане в виде фиги — На всякий случай, чтобы пронесло.

Арабы нынче — ну и ну! — Европу поприжали, А мы в «шестидневную войну» Их очень поддержали.

Они к нам ездят неспроста — Задумайтесь об этом! — И возят нашего Христа На встречу с Магометом.

…Я пока здесь ещё, Здесь моё детищё, Всё моё — и дело, и родня! Лики — как товарищи — Смотрят понимающе С почерневших досок на меня.

Сейчас, как в вытрезвителе ханыгу, Разденут — стыд и срам! — при всех святых, Найдут: в мозгу туман, в кармане фигу, Крест на ноге — и кликнут понятых!

Я крест сцарапывал, кляня Судьбу, себя — всё вкупе, Но тут вступился за меня Ответственный по группе.

Сказал он тихо, делово — Такого не обшаришь: Мол, вы не трогайте его (Мол, кроме водки — ничего) — Проверенный, наш товарищ!

+1 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.