Воейков Александр

Александр Воейков Князю Голенищеву-Кутузову Смоленскому

Князь славы! именем народов и царей, Иноплеменничья избавившихся плена, Объемлю я твои священные колена — О, будь благословен, верховный вождь вождей, Завоевавший гроб священный свободы, Расторгший рабства цепь и сокрушивший бич! Тебе со плесками воскликнули народы, Тебе звук арф, глас труб, торжеств и славы клич: Ты не отечества — вселенныя спаситель!

Уже, господствуя, Европу зря в цепях, В цареубийственных вращая скиптр руках, Играл судьбою царств коварный похититель; Уже, пронырствами и дерзостью велик, На троны возводил и низводил владык; Безверный потоптал законы и святыню, Мнил мир весь положить в безлюдную пустыню, Мнил видеть славы храм вдали уже отверст, Мнил свой поставить трон высоко, выше звезд.

И тьмы тем, всадники, кони и колесницы, Тристаты и пешцы по манию десницы Готовы ринуться. Как сонмы вешних вод, Свирепые, сломив спасительный оплот, Уносят хижины и затопляют нивы, Пастух, оцепенев, зрит прежде край счастливый И плод рачения лет многих и трудов Добычей жалкою свирепости валов, — Так галлов полчища несметны, нечестивы В Россию хлынули и полились в Москву. Успехом упоен, враг верит горделивый: «Росс склонит под ярмо позорное главу!» Но гибельны пути лукавы и строптивы; И справедливый бог не тако совещал — Он перстом на тебя монарху указал. О, вид торжественный! о, зрелище прекрасно! Доверенностию полсвета окружен, Поник седым челом, коленопреклонен, Не в лыстех мужеских, не в силе войск ужасной, Не в конской крепости… слезящий взор простер, Ты в боге положил сердечно упованье И молишь, в бой идя за веру, за царя, Благословить твое святое начинанье.

И не умедлил бог! кто сильный постоит? Ты стал в лице врагам, как ангел-истребитель: Все вспять! полки, вожди, сам мира победитель… Вослед им мразы, глад, отчаяние, стыд И твой губящий гром — посол твоей десницы, Как вышнего глагол, несущий казнь для злых, От коего дрожит в основах мир своих; И где Сеннахериб? где кони, колесницы? Проклятый господом, исторгнут корень злых, И на распутиях их трупы воссмердели. Как жабы мерзкие, излезшие из блат. И россы цепи рвать германцев полетели: Ликуют небеса, и стонет мрачный ад.

Теки, о исполин! рази, карай злодейство, Мир миру славными победами даруй И раны сограждан спокойством уврачуй. Да будет целый мир — единое семейство! Да обнимаются, как братия, цари! Да встанут новые для Феба алтари! Под Александровой счастливою державой Дадут науки плод, искусства процветут; Тебе обязаны спокойствием и славой, Отчизне и тебе дань сердца принесут. Уже бессмертие от муз тебе готово: Векам провозгласит дела твои Платон, Хвалами возгремит об оных Цицерон, Созвездье в небесах откроет Гершель ново И именем твоим великим наречет; Рафаэль оживит твой образ на холстине, В меди и мраморе твой вид — гроза гордыне. Я зрю: твой обелиск до облак восстает, И восседит орел полночный на вершине. Я слышу гласы лир: славнейшие певцы — Державин, Дмитриев — плетут тебе венцы; Коломбы росские вкруг света обтекают, Дела твои в концах вселенной возвещают, И имя славное твое из рода в род В благословениях к потомству перейдет.

1812

В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.