Твардовский Александр

Александр Твардовский Докатился некий гул...

Докатился некий гул, Задрожали стены. На том свете свет мигнул, Залились сирены.

Прокатился долгий вой Над глухим покоем…

Дали вскорости отбой. — Что у вас такое?

— Так и быть — скажу тебе, Но держи в секрете: Это значит, что ЧП Нынче на том свете.

По тревоге розыск свой Подняла Проверка: Есть опасность, что живой Просочился сверху.

Чтобы дело упредить, Срочное заданье: Ну… изъять и поместить В зале ожиданья.

Запереть двойным замком, Подержать негласно, Полноценным мертвяком Чтобы вышел. — Ясно.

— И по-дружески, любя, Теркин, будь уверен — Я дурного для тебя Делать не намерен.

Но о том, что хочешь жить, Дружба, знаешь, дружбой, Я обязан доложить… — Ясно… — … куда нужно.

Чуть ли что — меня под суд. С места же сегодня… — Так. Боишься, что пошлют Дальше преисподней?

— Все ты шутки шутишь, брат, По своей ухватке. Фронта нет, да есть штрафбат, Органы в порядке.

Словом, горе мне с тобой,- Ну какого черта Бродишь тут, как чумовой, Беспокоишь мертвых.

Нет — чтоб вечности служить С нами в тесной смычке,- Всем в живых охота жить. — Дело, брат, в привычке.

— От привычек отвыкай, Опыт расширяя, У живых там, скажешь,- рай? — Далеко до рая.

— То-то! — То-то, да не то ж. — До чего упрямый. Может, все-таки дойдешь В зале в этой самой?

— Не хочу. — Хотеть — забудь. Да и толку мало: Все равно обратный путь Повторять сначала.

— До поры зато в строю — Хоть на марше, хоть в бою.

Срок придет, и мне травою Где-то в мире прорасти. Но живому — про живое, Друг бывалый, ты прости.

Если он не даром прожит, Тыловой ли, фронтовой — День мой вечности дороже, Бесконечности любой.

А еще сознаться можно, Потому спешу домой, Чтоб задачей неотложной Загорелся автор мой.

Пусть со слов моих подробно Отразит он мир загробный, Все по правде. А приврет — Для наглядности подсобной — Не беда. Наоборот.

С доброй выдумкою рядом Правда в целости жива. Пушки к бою едут задом,- Это верные слова…

Так что, брат, с меня довольно До пребудущих времен. — Посмотрю — умен ты больно! — А скажи, что не умен?

Прибедняться нет причины: Власть Советская сама С малых лет уму учила — Где тут будешь без ума?

На ходу снимала пробу, Как усвоил курс наук. Не любила ждать особо, Если понял что не вдруг.

Заложила впредь задатки Дело видеть без очков, В умных нынче нет нехватки, Поищи-ка дураков.

— Что искать — у нас избыток Дураков — хоть пруд пруди, Да каких еще набитых — Что в Системе, что в Сети…

— А куда же их, примерно, При излишестве таком? — С дураками планомерно Мы работу здесь ведем.

Изучаем досконально Их природу, нравы, быт, Этим делом специальный Главк у нас руководит.

Дуракам перетасовку Учиняет на постах. Посылает на низовку, Выявляет на местах.

Тех туда, а тех туда-то — Четкий график наперед. — Ну, и как же результаты? — Да ведь разный есть народ.

От иных запросишь чуру — И в отставку не хотят. Тех, как водится, в цензуру — На повышенный оклад.

А уж с этой работенки Дальше некуда спешить… Все же — как решаешь, Теркин? — Да как есть: решаю жить.

— Только лишняя тревога. Видел, что за поезда Неизменною дорогой Направляются сюда?

Все сюда, а ты обратно, Да смекни — на чем и как? — Поезда сюда, понятно, Но отсюда — порожняк?

— Ни билетов, ни посадки Нет отсюда «на-гора». — Тормозные есть площадки, Есть подножки, буфера…

Или память отказала, Позабыл в загробном сне, Как в атаку нам, бывало, Доводилось на броне?

— Трудно, Теркин, на границе, Много легче путь сюда… — Без труда, как говорится, Даже рыбку из пруда…

А к живым из края мертвых — На площадке тормозной — Это что — езда с комфортом,- Жаль, не можешь ты со мной Бросить эту всю халтуру И домой — в родную часть.

— Да, но там в номенклатуру Мог бы я и не попасть. Занимая в преисподней На сегодня видный пост, Там-то что я на сегодня? Стаж и опыт — псу под хвост?. Вместе без году неделя, Врозь на вечные века…

И внезапно из тоннеля — Вдруг — состав порожняка.

Вмиг от грохота и гула Онемело все вокруг… Ах, как поручни рвануло Из живых солдатских рук; Как хватало мертвой хваткой Изо всех загробных сил! Но с подножки на площадку Теркин все-таки вступил.

Долей малой перевесил Груз, тянувший за шинель. И куда как бодр и весел, Пролетает сквозь тоннель.

Комендант иного мира За охраной суетной Не заметил пассажира На площадке тормозной.

Да ему и толку мало: Порожняк и порожняк. И прощальный генералу Теркин ручкой сделал знак.

Дескать, что кому пригодней. На себя ответ беру, Рад весьма, что в преисподней Не пришелся ко двору.

И как будто к нужной цели Прямиком на белый свет, Вверх и вверх пошли тоннели В гору, в гору. Только — нет!

Чуть смежил глаза устало, И не стало в тот же миг Ни подножки, ни состава — На своих опять двоих.

Вот что значит без билета, Невеселые дела. А дорога с того света Далека еще была.

Поискал во тьме руками, Чтоб на ощупь по стене… И пошло все то кругами, От чего кричат во сне…

Там в страде невыразимой, В темноте — хоть глаз коли — Всей войны крутые зимы И жары ее прошли.

Там руин горячий щебень Бомбы рушили на грудь, И огни толклися в небе, Заслоняя Млечный Путь.

Там валы, завалы, кручи Громоздились поперек. И песок сухой, сыпучий Из-под ног бессильных тек.

И мороз по голой коже Драл ножовкой ледяной. А глоток воды дороже Жизни, может, был самой.

И до робкого сознанья, Что забрезжило в пути,- То не Теркин был — дыханье Одинокое в груди.

Боль была без утоленья С темной тяжкою тоской. Неисходное томленье, Что звало принять покой…

Но вела, вела солдата Сила жизни — наш ходатай И заступник всех верней,- Жизни бренной, небогатой Золотым запасом дней.

Как там смерть ни билась круто, Переменчива борьба, Час настал из долгих суток, И настала та минута — Дотащился до столба.

До границы. Вот застава, Поперек дороги жердь. И дышать полегче стало, И уже сама устала И на шаг отстала Смерть.

Вот уж дома — только б ноги Перекинуть через край. Но не в силах без подмоги, Пал солдат в конце дороги. Точка, Теркин. Помирай.

А уж то-то неохота, Никакого нет расчета, Коль от смерти ты утек. И всего-то нужен кто-то, Кто бы капельку помог.

Так бывает и в обычной Нашей сутолоке здесь: Вот уж все, что мог ты лично, Одолел, да вышел весь.

Даром все — легко ль смириться • Годы мук, надежд, труда… Был бы бог, так помолиться. А как нету — что тогда?

Что тогда — в тот час недобрый, Испытанья горький час? Человек, не чин загробный, Человек, тебе подобный,- Вот кто нужен, кто бы спас…

Смерть придвинулась украдкой, Не проси — скупа, стара…

И за той минутой шаткой Нам из сказки в быль пора.

В этот мир живых, где ныне Нашу службу мы несем…

— Редкий случай в медицине,- Слышит Теркин, как сквозь сон.

Проморгался в теплой хате, Простыня — не белый снег, И стоит над ним в халате Не покойник — человек.

И хотя вздохнуть свободно В полный вздох еще не мог, Чует — жив! Тропой обходной Из жары, из тьмы безводной Душу с телом доволок. Словно той живой, природной, Дорогой воды холодной Выпил целый котелок…

Поздравляют с Новым годом. — Ах, так вот что — Новый год! И своим обычным ходом За стеной война идет.

Отдохнуть в тепле не шутка. Дай-ка, думает, вздремну.

И дивится вслух наука: — Ай да Теркин! Ну и ну! Воротился с того света, Прибыл вновь на белый свет. Тут уж верная примета: Жить ему еще сто лет!

1965

0 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.