Федор Сваровский Олег со звёзд

1.

у Олега болят суставы от давления стёрты сумки позвоночник ломит

на многолюдном пляже на восточном побережье

всякий его знает а если не знает то его познакомят

2.

теперь об этом уже можно говорить – говорит Олег

раньше были сплошные секреты сплошная родина

а теперь тебе и жара, и лето и вино разливают холодным

разносят самсу пахлаву крабов никто не умрёт голодным другое время – другие приоритеты

3.

вы видите эти шрамы два из них – от акулы

четыре от ножа одного чилийца это было на Антарктиде

жёсткий такой был громила убийца как сейчас помню – в 79-м

мы шестнадцать лет подо льдом просидели

все волосы поседели потеряли зубы

что делали? да отражали десанты

4.

люди живут и не знают что такое эти тайные войны думают миру – мир всё спокойно

те кто в них воюет всё делают тихо в основном ночью в отдалённых местах планеты

5.

начиная с 1967-го я был офицером флота потом водил истребитель

потом Олега послали в подлёдный флот Антарктиды там столкнулись особые интересы многих стран особенно резко вели себя Камбоджа и Чили Чили – потому что рядом Камбоджа – потому что у них нет снега

да это была война – конец света мы и сами ковром бомбили и наших многих там положили

многих похоронили во льду например Серёгу Петрова

6.

лежат лежат как в стекле ребята в леднике под сухим и колючим снегом

одни и никто не знает где они и невесты о них не заплачут

думают просто смылись нашли себе красивее

матерям говорят что без вести пропали или от дедовщины почили

лежат подо льдом мужчины все как живые застывшие но молодые страны невидимые герои

7.

потом вызывают в Кремль говорят – вот тебе награда страна тебя помнит мы за тебя так рады вот тебе повышение

правда, мы не можем дать тебе орден а то люди узнают будут интересоваться будут журналисты соваться иностранные напишут пасквиль

говорят – вот тебе кольцо в ухо а на нём внутри есть надпись на латыни

дорогому Олегу от Леонида Ильича за войну и доблесть

и ещё если хочешь – индивидуальная наградная дача в пустыне Гоби

8.

но главная всё же подлость что после шестнадцати лет в подлодке рядом с реактором

даже не дали отпуск

но какой тут может быть отдых если опять стреляют

и опять говорят –

там на далёкой мрачной планете за которую мы в ответе

атакованы наши базы в боевые модули проникают газы

и за членами Политбюро из космоса установлена слежка

это война

ты прости, что не будет моря не будет тепла загорелого тела на берегу

но надо лететь Олежка

9.

космос лежит спокойный далёкие звёзды светят

в вакууме не мерцают а кажется они близко-близко

назначили меня майором чтобы никто не догадался

на самом деле генералом начальником спецопераций

земля далеко-далеко и её не видно

только в сердце вращается и сияет

шар где ветер гнёт траву в поле и девушка выходит гулять с собакой

а на Юпитере – дуют ураганы из какого-то геля и аммиака

твёрдый кислород – он синий чужой холодный но такой красивый

только на войне под обстрелом сверху узнаёшь что такое эта радость

узнаёшь как открывается сердце от красоты тебе чуждой окружающей среды инопланетной где нет ни воды ни леса

но что обидно – чаще всего вообще ничего не видно

10.

прикинь в туалет ходили раз в сутки иначе не выдержат мочевой и кишечник

под таким давлением недолго можно оставаться в боевом туалете

там я и посадил прямую кишку там стали хрупкими суставы и теперь всё время болят эти не помню как их называют

короче больше у меня не могут родиться дети да и ни у кого из наших не родятся

кто шестнадцать лет бессменно охранял этот страшный купол

11.

чтобы мы не сошли с ума нам с базы на Марсе прислали каких-то кукол мягкие игрушки

медведей зайцев мышей оленей мы с ними часто играли

даже ссориться стали

один раз лейтенант Сагдиев чуть не задушил капитана Борового из-за плюшевого поросёнка Бори

и всё это трудное время по нам били прямой наводкой и все эти шестнадцать лет – всухую то есть ни капли водки

как будто мы мусульмане

12.

шестнадцать месяцев я потом лечился в санатории для спецконтингента

только поправился только эти сны тяжёлые прекратились

(а сны мне снились о том, как я иду по чужой планете один и 16 000 километров до базы а кислорода только на шестнадцать суток и в скафандре скопились ядовитые газы)

и опять меня вызывают говорят угроза – на Солнце

а там температура – два миллиона градусов и это не по Фаренгейту

13.

дали мне шестнадцать кораблей и десять тысяч солдат в скафандрах это были особые люди (полуроботы-полулюди)

про Солнце не буду врать честно говоря я мало что помню

после того как мы его пролетели насквозь во время броска в подпространство дни проходили среди плазмы как в каком-то анабиозе время текло как масло не слушались ноги руки и поговорить не с кем

жара пот охлаждающие костюмы можно умереть от скуки – разговоры между личным составом только через особые алмазные трубки

14.

короче через шестнадцать лет я вернулся обгорели ресницы обуглились на ногах ногти на теле вот – одни ожоги

я думал мне снится что ли великая страна вдруг распалась

и нам уже ничего вообще не дали никаких медалей серёжек в ухо ни орденов ни дач ни путёвок сбереженья на книжке тоже сгорели

пока мы воевали нас тут, ясно, нагрели и обобрали

правда у меня на счету столько много было премиальных что всё равно кое-что осталось

в космосе за вредность платят тройную цену да ещё положены боевые

15.

никого у меня в Харькове не осталось (я-то сам оттуда родом)

в 89-м умерла мама так мне даже не сообщили

продал я свою двухкомнатную квартиру снял деньги и уехал на побережье

тут у меня есть домик даже не домик а типа сарая

но главное тут не холодно почти не бывает снега

живу я теперь гуляю иногда болею но не умираю

Олега тут знает всякий как говорится даже собаки знают Олега

16.

Олег гуляет себе по пляжу где так много людей

он любит лето просит у людей сигареты иногда ему конечно кто-нибудь бывает вмажет по лицу и с девушками у него непросто

т.к. он небольшого роста да и внешностью не очень вышел

но приходят новые люди раскладывают покрывала

слушают его недолго угощают холодным вином и пивом

а Олегу ничего от них и не надо у него на берегу есть приятель

он хозяин ресторана татарин он его бесплатно покормит

а другие в ресторанах не кормят да и громкая музыка там играет

17.

так гуляет человек у моря целый день и море ему по колено

жалко конечно, что Лена что торгует соком у буны к нему не совсем благосклонна

но Олегу и от этого не больно

он посмотрит на жёлтые склоны на траву на скалы и довольно а это – уже немало

18.

жаркий день прошёл наступает вечер

он приходит домой вспоминает встречи этого дня

включает приёмник белый шум напоминает войну эти звуки он помнит

а если хочется мира – есть новости со всего света и ведущие по FM говорят с московским акцентом

на вечер осталась ещё одна сигарета за окном раздаётся какая-то дискотека

Олег вдруг начинает потеть и принимает таблетки

(по вечерам сердце как будто выскакивает из грудной клетки)

но через полчаса всё будет нормально

он располагается горизонтально на ржавой сетке

вспоминает Лену смотрит перед собой на стену

на стене – большая фотография в чёрной рамке

в зеркальных шлемах в белых скафандрах на фоне красного неба

на блестящем танке стоят четыре танкиста или четыре космонавта в руках у них какие-то лампы и огромные пистолеты

Олег закуривает выпускает кольца и думает: как хорошо

и как бы молится:

только бы не кончилось это лето

+5 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

  1. Лена25 января 2020, 20:38
    Красиво и ужасно, доказал что лед и песок не человеческие понятия…
    1. Лена25 января 2020, 20:39
      жить в призме льда в сыпучей шероховатости песка невозможно. Все только для испытания и поверки своего духа воли и характера
      1. Лена25 января 2020, 20:42
        и это все заявка на гордыню, ибо уподобление Божественным возможностям и мощи..-ничтожно… и.все в итоге — грех…
        Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.