Александр Сумароков написал стихотворение «О худых рифмотворцах» в 1735 году. Читайте произведение онлайн и скачивайте все тексты автора полностью бесплатно.

Александр Сумароков

О худых рифмотворцах

Одно ли дурно то на свете, что грешно? И то нехорошо, что глупостью смешно. Пиит, который нас стихом не утешает, — Презренный человек, хотя не согрешает, Но кто от скорби сей нас может исцелить, Коль нас бесчестие стремится веселить? Когда б учились мы, исчезли б пухлы оды И не ломали бы языка переводы. Невеже никогда нельзя переводить: Кто хочет поплясать, сперва учись ходить. Всему положены и счет, и вес, и мера, Сапожник кажется поменее Гомера; Сапожник учится, как делать сапоги, Пирожник учится, как делать пироги; А повар иногда, коль стряпать он умеет, Доходу более профессора имеет; В поэзии ль одной уставы таковы, Что к ним не надобно ученой головы? В других познаниях текли бы мысли дружно, А во поэзии еще и сердце нужно. В иной науке вкус не стоит ничего, А во поэзии не можно без него. Не все к науке сей рожденны человеки: Расин и Молиер во все ль бывают веки? Кинольт, Руссо, Вольтер, Депро, Де-Лафонтен — Плоды ль во естестве обычны всех времен? И, сколько вестно нам, с начала сама света, Четыре раза шли драги к Парнасу лета: Тогда, когда Софокл и Еврипид возник, Как римский стал Гомер с Овидием велик, Как после тяжкого поэзии ущерба Европа слышала и Тасса и Мальгерба, Как жил Депро и, жив, он бредни осуждал И против совести Кинольта охуждал. Не можно превзойти великого пиита, Но тщетность никогда величием не сыта. Лукан Виргилия превесити хотел, Сенека до небес с Икаром возлетел, «Евгении» ли льзя превесить «Мизантропа», И с «Ипермнестрою» сравнительна ль «Меропа»? Со Мельпоменою вкус Талию сопряг, Но стал он Талии и Мельпомене враг; Нельзя ни сей, ни той театром обладати, Коль должно хохотать и тотчас зарыдати. Хвалителю сего скажу я: «Это ложь!» Расинов говорит, француз, совместник то ж: «Двум разным музам быть нельзя в одном совете». И говорит Вольтер ко мне в своем ответе: «Когда трагедии составить силы нет, А к Талии речей творец не приберет, Тогда с трагедией комедию мешают И новостью людей безумно утешают. И, драматический составя род таков, Лишенны лошадей, впрягают лошаков». И сам я игрище всегда возненавижу, Но я в трагедии комедии не вижу. Умолкни тот певец, кому несвойствен лад, Покинь перо, когда его невкусен склад, И званья малого не преходи границы. Виргилий должен петь в дни сей императрицы, Гораций возгласит великие дела: Екатерина век преславный нам дала. Восторга нашего пределов мы не знаем: Трепещет оттоман, уж россы за Дунаем. Под Бендером огнем покрылся горизонт, Колеблется земля и стонет Геллеспонт, Сквозь тучи молния в дыму по сфере блещет, Там море корабли турецки в воздух мещет, И кажется с брегов: морски валы горят, А россы бездну вод во пламень претворят. Российско воинство везде там ужас сеет, Там знамя росское, там флаг российский веет. Подсолнечныя взор империя влечет. Нева со славою троякою течет, — На ней прославлен Петр, на ней Екатерина, На ней достойного она взрастила сына. Переменится Кремль во новый нам Сион, И сердцем северна зрим будет Рима он: И Тверь, и Искорест, я многи грады новы Ко украшению России уж готовы; Дом сирых, где река Москва струи лиет, В веселии своем на небо вопиет: Сим бедным сиротам была бы смерть судьбиной, Коль не был бы живот им дан Екатериной. А ты, Петрополь, стал совсем уж новый град — Где зрели тину мы, там ныне зрим Евфрат. Брег невский, каменем твердейшим украшенный И наводнением уже не устрашенный, Величье новое показывает нам; Величье вижу я по всем твоим странам, Великолепные зрю домы я повсюду, И вскоре я, каков ты прежде был, забуду. В десятилетнее ты время превращен, К Эдему новый путь по югу намощен. Иду между древес прекрасною долиной Во украшенный дом самой Екатериной, Который в месте том взвела Елисавет. А кто ко храму здесь Исакия идет, Храм для рождения узрит Петрова пышный: Изобразится им сей день, повсюду слышный. Узрит он зрак Петра, где был сожженный храм; Сей зрак поставила Екатерина там. Петрополь, возгласи с великой частью света: Да здравствует она, владея, многи лета.[1]

1771 или 1774

[1]О худых рифмотворцах. Впервые — С, стр. 16-20. Кинольт, т. е. Кино Филипп (1635-1688) — французский поэт и драматург. Четыре раза шли драги к Парнасу лета — четыре раза был расцвет литературы. Римский Гомер — Вергилий. Как жил Депро и, жив, он бредни осуждал — как жил Буало и в течение своей жизни осуждал бредни. «Евгения» — драма Бомарше (см. комментарии к сатире «Пиит и друг его»). «Мизантроп» — комедия Мольера. «Ипермнестра» — трагедия посредственного французского драматурга Лемьера. «Меропа» — трагедия Вольтера. Со Мельпоменою вкус Талию сопряг. В слезных драмах, в противоположность классическим правилам, строго разграничивавшим трагическое и комическое, разрешалось сочетать то и другое. Расинов говорит, француз, совместник то ж. Смысл стиха таков: француз, соперник (совместник) Расина (т. е. Вольтер), говорит то же самое. Вольтер в своем ответе — см. комментарии к сатире «Пиит и друг его», стр. 537. Лошак — помесь лошади и осла. Трепещет оттоман и т. д. — здесь и далее описание отдельных моментов Первой турецкой войны. Там море корабли турецки в воздух мещет. Имеется в виду битва при Чесме (1770), когда русские корабли взорвали турецкий флот. Там знамя росское, там флаг российский веет. Смысл стиха: там действует русская пехота, там — морские силы. Подсолнечный взор — взоры всего мира. Новый Сион. Сион — гора в Иерусалиме и сам Иерусалим; переносно: место, где в наибольшей мере соблюдается христианская религия. Северный Рим — Россия. Тверь. В 1764 г. город Тверь подвергся опустошительному пожару. Екатерина велела отстроить его. Искорест — древняя столица древлян (ныне город Коростень, УССР). Согласно летописному преданию, в 946 г. княгиня Ольга, мстя древлянам за убийство ее мужа, князя Игоря, сожгла Искорест. Дом сирых. В 1764 г. Екатерина основала в Москве первый в России воспитательный дом для подкидышей и сирот. Евфрат. По библии, из рая вытекали реки Фисон, Геон, Тигр и Евфрат. Смысл стиха: сейчас здесь рай. Каменем твердейшим украшенный. Устройство гранитной набережной на Неве было начато в 1762 г. В десятилетнее ты время превращен. Смысл стиха: в течение десятилетия ты изменился. Екатерина захватила престол в 1762 г. По-видимому, сатира эта была написана Сумароковым либо в 1771, либо в 1774 г., когда он приезжал в Петербург из Москвы. К Эдему новый путь по югу намощен. Замощение Петергофской дороги началось во второй половине 1760-х годов. Иду между древес и т. д. Речь идет о Зимнем дворце. Узрит он зрак Петра. Памятник Петру I («Медный всадник») начат был постройкой в 1770 г., когда был перевезен в Петербург «Гром-камень» и отлита Фальконетом гипсовая модель памятника. Где был сожженный храм. Первый Исаакиевский собор, начатый постройкой в 1717 г., находился на самом берегу Невы между Адмиралтейством и «Медным всадником», ближе к последнему; в царствование Анны Иоанновны он был сожжен ударом молнии (в 1735 г).
0 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

Комментариев еще нет.