Ольга Седакова Сретение

Пророков не было. Виденья были редки. И жизнь внутри изнемогла, как в говорящей, пробующей клетке непрорастающая мгла.

– Еще усилие – и всё, что возникает, я всё, как руку, протяну, весь этот сон о том, как время протекает через враждебную страну.

И время движется, как реки Вавилона. Неразделенную длину, огромные года, их сон уединенный – я всё, как руку, протяну.

Я руку протяну, чтобы меня не стало. И знаю, как она пуста – растенье пустоты, которое теряло все, что впитала пустота.

Да, время движется, как реки Вавилона, но тайну рабства своего, но сердце рабства – музыкальным стоном не выдаст плачущее существо. И будет плакать молча и влюбленно там, где заставили его:

– Прости, что эта жизнь не значит ничего – она не знает о значеньи: в живом волнении терпенья твоего удержанное утешенье.

И забывая, и не зная как, по тьме египетской участья она несет тебе неповторимый мак – коробку зрения и счастья!

Я вижу по земле, что вещи и значенья она должна перевести: так, как дитя глаза – на смелое растенье, уже решившее цвести. Да, время движется, как реки Вавилона, но есть в безумии его лицо, полюбленное легионом чудес, хранящих вещество,

и каждый человек во сне неразделенном искал и требовал его.

– Я выхожу из времени терпенья, я выхожу из смертных глаз. Ты руку протяни, спускаясь по ступеням в последний из мильона раз!

Как медленно по шлюзам долголетья из ослепляющего сна к нам жизнь спускается и, как чужая, светит, уже не зная, где она, как засыпающие дети, невероятна и одна…

И на руках была, и на воде держала, и говорила, как звезда.

И молодая мать слезами умывала лицо, которое единственно стояло, когда все вещи, как тяжелая вода, по кровле скатываясь, падали туда..

Приписка

Теперь молчи, душа, и кланяйся. Как встарь списатель чудесем?, вообразив тропарь – светящий, радующий дом, из рук взлетающий легчайшим голубком внимания и осязанья через пустые времена – рыдая, просит наказанья: как зимний путь, так ты, душа, темна, как странствие без оправданья. Ты тени тень, ты темноты волна, как, плача, прочь идет она, когда свеча нам зажжена невероятного свиданья! ______________ ? Списатель чудесем – агиограф (цсл.), тот, кто пишет повествование о житии святого.

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.