Петр Потемкин Христос и Пахарь

Шел Христос крестным путем, Крестным путем, со терновым венцом. Кровью раны Его источалися, Колени под Ним подгибалися, — Ношей великою обременен, Тяжестью крестной согбен.

Следом валом валит народ, На казнь на Его подивиться идет, — Мастера цеховые, люди простые, Купцы тугие, богатеи злые, Всякого люди звания, Всякого звания-состояния. Впереди едут рыцари конные, Все бароны да графы исконные, А за ними попы, фарисеи, Фарисеи, законники, саддукеи. Бранью Господа Христа оскорбляют, К народу Израилеву взывают: «Вы взгляните, люди еврейские, Посмотрите, люди еврейские, Как мы набожны, как мы жалостливы, Ко злодеям своим, как мы милостивы. Вот мы гоним его на распятие, Весь в крови и поту он, братие, А слезы ни одной, сердце черствое, Не пролил, во грехах упорствуя. Мы же слезы по нем проливаем, Мы ж его от грехов омываем. Подгоните-ка, люди честные, За его за дела за лихие, Подгоните его на расплату — На Голгофе ему быть распяту».

А и люди ко Христу подвигаются, А и руки над Христом подымаются: «Ишь, идти-то ему неспособно! Нет, ступай-ка на место на лобное!»

Припадает Христос ко земле. Капли крови на ясном челе. Христа Господа силы оставили, Говоит он народу Израилеву: «Люди добрые, люди пригожие, Дорогие мои люди Божие, Ради вашего блага спасения, Ради ваших грехов искупления, Пособите на крестном пути, Пособите мне крест донести».

И никто на зов не отзывается. Вдругоряд Христос обращается: «За все цехи, сословья да звания Аки агнец иду на заклание, В жертву Господу волей Отцовой Принесен буду в казни суровой. Пособите же мне, постарайтесь, Пособите мне — не раскаетесь».

Но никто тех слов не услышал, И никто из толпы не вышел. Всем зазорно креста поношения, Всем зазорно делу спасения Быть причастником, быть работником… И шушукается столяр с плотником: «Не к тебе ль это слово-пророчество, — Ведь и он работал по плотничеству». Плотник — слесарю, слесарь помалкивает, Трубочиста слесарь подталкивает, Ждет сапожник в портном потатчика, А портной глядит на кабатчика, И никто-то Христу не внемлет, И Христова креста не подъемлет.

Опечалилось сердце Христово. Упадает Он наземь снова.

А палачи-каты бичами бьют, Тело Христово на части рвут, Ругают Его, издеваются, Поносят Его, измываются: «Ишь ты, на крест ему лезть не способно. Нет, брат, иди-ка на место на лобное! Вон два разбойничка там уж торчат, Будешь ты третьим с ними распят! Два там креста на горе-то покоятся — Лишь твоего не хватает до троицы!»

А и в третий Христос упадает, А и в третий Христос возглашает: «Люди добрые, услышьте моления, Дайте кончить дело спасения — Помогите палачам моим катам, Чтобы стать мне от них распятым».

Но никто с места не своротится, Никто о благе людском не озаботится. Никто ко Христу не проследует, О спасении людском не посетует.

В те поры проходил по дороге той Симон Киренеянин, пахарь простой. Увидал Христа, — прослезился, Прослезился, ко Христу пробился, Поднял крест, Христу причастился, Христу причастился, не постыдился.

И пошел Христос к палачам-катам, Чтобы стать на Голгофе распятым.

И чело-то Христово изрезано, И тело Его всё истерзано, Из ребра из Его прободенного Каплет кровь Его драгоценная. И где капля крови упадает — Алый крин на земле расцветает.

«Кто сорвет себе крин пунцовый, Тот спасен будет в жизни новой».

Цеховые люди и сословные, Люди знатные и титулованные, Одержимы мыслию единою, Прут вперед, напирают лавиною, Но не рвут они крина алого, — Что им пользы от дара столь малого? А за ними толпа напирает, Напирает, — крины попирает! Что им крины, крины пунцовые? — Им увидеть бы муки крестовые!

Собирают крины, собирают свято, Только жены да малые ребята, — На следах Христова прохождения Обретают они вечное спасение.

Дьяволу-то дело пришлось не по нраву, Порешил всё дело испортить Лукавый, Порешил испортить он дело Христово, Дело спасения рода людского.

Золота насыпал он лукошко, Драгоценностей великую кошевку — Знай бросает между жен на землю, Рядом с алыми златые крины вывел.

И кричит уж баба пекариха Пекарю: «Оставь, оставь Христа-то!» Мясника мясничиха терзает: «Брось Христа, — собирай скорее злато!»

Все-то рвут крины золотые, Крины золотые, Дьяволом привитые, Жадностью толпа-то распалилась, Распалилась толпа, расходилась… И промолвил Христос: «Свершилось!»

И стоит Киренеянин Симон и видит — Дух из тела Божия вот-вот изыдет. И взмолился бедный пахарь к Богу: «Ох, не умирай Ты, погоди немного. Коль меня оставишь без награды, Не видать мне от жены пощады».

Но Господен дух от тела отлетел, С пахарем Христос расчесться не успел.

И оттоль на свете так ведется, Что сильнее всех над хлебом пахарь бьется. Не трудясь живет иной богатый, Загребает золото лопатой, Много благ ему дано земных, Много кринов дьявольских златых… На земле легка его дорога, На зато трудна к чертогам Бога. Пахарь трудится трудом тяжелым, Золотом не часто награжден, Но зато к чертогам Бога он Радостно идет путем веселым.

1912

+10 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.