Мережковский Дмитрий Сергеевич

Дмитрий Мережковский Родриго

Жил-был честный Родриго, солдат отставной. Он со службы в село возвращался домой. Вот идет он и думает: «Что же, Верой-правдой царю тридцать лет я служил, И за все восемь медных грошей получил, Но веселость мне денег дороже, Я не буду роптать». Между тем по пути — Видит – нищий стоит: «Христа ради!» – «Прости! Вот копеечка, братец, не много, Да уж ты не взыщи: тридцать лет я служил, — И за все восемь медных грошей получил, Но не буду роптать я на Бога». И он дальше пошел, а бедняга опять: «Христа ради!» – И снова пришлось ему дать. Восемь раз подходил к нему нищий. И Родриго давал, все давал от души, Бедняку он последние отдал гроши И остался без крова, без пищи. «Что ж, вольней мне и легче без денег идти». Он смотрел на цветы, шел и пел на пути: «Милосердных Господь не забудет». Говорил ему нищий: «Скажи мне, чего Ты хотел бы?» – «Чего? Вот мешок. Пусть в него Все войдет, что желаю!» – «Да будет!» — Молвил нищий, взглянул на него и исчез: То Христос был – Владыка земли и небес. И пошел себе дальше Родриго. Видит – площадь базарная, лавочник спит, Перед ним колбаса на прилавке лежит И баранки, и хлеба коврига. «Полезайте-ка, эй!» – поманил их солдат, И в мешок колбаса и баранки летят, — Пообедал на славу Родриго. Он вернулся в родное село: земляков Было жаль, да и нечего взять с земляков, Он забыл про мешок свой чудесный И работал в полях от зари до зари, Ближе к Богу в избушке своей, чем цари, До конца прожил добрый и честный. «Ох, грехи, – сокрушался порою бедняк, — Что же праздник – из церкви я прямо в кабак, Не могу удержаться, хоть тресни. Как не выпить с товарищем чарки, другой». Возвращался он за полночь пьяный домой, Распевая солдатские песни. Так он жил. Наконец Смерть пришла: «Поскорей В путь, Родриго!» – «Пойдем, я готов!» – и за ней Он пошел бодро, весело с палкой И походным мешком: «Тридцать лет я служил, И за все восемь медных грошей получил! Что ж, мне с жизнью расстаться не жалко!» Он идет прямо к раю; со связкой ключей В светлой ризе привратник стоит у дверей. Старый воин, как в крепость, бывало, Входит в рай победителем. «Эй, ты куда? — Молвил грозно привратник. – Не в рай ли?» – «Ну да!» — «Подожди-ка, голубчик. Сначала Расскажи, как ты жил?» – «Тридцать лет я служил, И работал, и свято отчизну любил. Разве мало, по-твоему?» – «Мало! Вспомни, братец, как часто ходил ты в кабак». Рассердился солдат, закричал: «Если так, — Полезай-ка в мешок!» – «Что с тобою, Как ты смеешь!» – «В мешок!» – «Слушай, братец...» — «В мешок!...» Тот ослушаться воли Христовой не мог, Делать нечего, влез с головою Он в солдатский мешок; а Родриго меж тем Молвил, гордо и смело вступая в Эдем: «Пусть темна наша жизнь и убога: Неужели тому, кто работал и жил, Кто родимой стране тридцать лет прослужил, Не найдется местечка у Бога».

1890

0 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.