Роберт Льюис Стивенсон Рождество в море

Снасти обледенели, на палубах сущий каток, Шкоты впиваются в руки, ветер сбивает с ног — С ночи норд-вест поднялся и нас под утро загнал В залив, где кипят буруны между клыками скал. Бешеный рев прибоя донесся до нас из тьмы, Но только с рассветом мы поняли, в какой передряге мы. «Свистать всех наверх!» По палубе мотало нас взад-вперед, Но мы поставили топсель и стали искать проход. Весь день мы тянули шкоты и шли на Северный мыс, Весь день мы меняли галсы и к Южному вспять неслись. Весь день мы зазря ладони рвали о мерзлую снасть, Чтоб не угробить судно да и самшм не пропасть. Мы избегали Южяого, где волны ревут меж скал, И с каждым маневром Северный рывком перед нами вставал. Мы видели камни, и домики, и взвившийся ввысь прибой, И пограничного стражника на крыльце с подзорной трубой. Белей океанской пены крыши мороз белил, Жарко сияли окна, дым из печей валил, Доброе красное пламя трещало по всем очагам, Мы слышали запах обеда, или это казалось нам. На колокольне радостно гудели колокола — В церковке нашей служба рождественская была. Я должен открыть вам, что беды напали на нас с Рождеством И что дом за домиком стражника был мой отеческий дом. Я видел родную столовую, где тихий шел разговор, Блики огня золотили старый знакомый фарфор; Я видел старенькой мамы серебряные очки И такие же точно серебряные отца седые виски. Я знаю, о чем толкуют родители по вечерам, — О тени дома, о сыне, скитающемся по морям. Какими простыми и верными казались мне их слова, Мне, выбиравшему шкоты в светлый день Рождества! Вспыхнул маяк на мысе, пронзив вечерний туман. «Отдать все рифы на брамселе!» — скомандовал капитан. Первый помощник воскликнул: «Но корабль не выдержит, нет!» «Возможно. А может, и выдержит», — был спокойный ответ. И вот корабль накренился, и, словно все оценив, Он точно пошел по ветру в узкий бурный пролив. День штормовой кончался на склонах зимней земли; Мы вырвались из залива и под маяком прошли. И, когда на открытое море нацелился нос корабля, Все облегченно вздохнули, все, — но только не я. Я думал в черном порыве раскаянья и тоски, Что удаляюсь от дома, где стареют мои старики.

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

  1. Борис29 сентября 2018, 01:51
    К сожалению, оба перевода, сделанные людьми, плохо представляющими описываемые события, не точны.

    1.«Поставили топсель, и стали искать проход»…
    «Maintops'l — это „марсели“ (во множественном числе) Именно под марселями, судно с прямым парусным вооружением, совершает маневры в сильный ветер. „Топсель“ в русской терминологии, это самый верхний парус на мачте, в шторм не поднимаемый.
    2. „Отдали все рифы на брамселе“…
    »Topgallants" — действительно, брамселя. Два — на фок и грот мачтах.
    В шторм их использование крайне рискованно (чревато поломкой мачт), но позволяет идти круче к направлению ветра.
    3. «Точно вошел по ветру»…
    Здесь бессмыслица… если бы пролив был «по ветру», проблемы бы, для героев поэмы, не было.
    В подлиннике «wardwind» — это термин «к ветру» (иначе «бейдевинд»)
    Курс почти против ветра… для чего и нужен был риск постановки брамселей…

    Стоило бы попробовать сделать новый перевод, не искажающий смысл…
    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.

    Читайте стихотворение Роберта Льюиса Стивенсона «Рождество в море», а также другие произведения поэта.