Курочкин Василий Степанович

Василий Курочкин Новый Пантелей-целитель

Граф Сальяс-Турнемир ополчается. Пантелеем он, слышь, величается, Государь Пантелеем-целителем, Земли русской, российской спасителем От всей скверны и внешней и внутренней. Уж как встал Турнемир перед утреней, Не с крестом, не с честною молитвою, Как оно надлежит перед битвою, А за палку схватясь суковатую: «Сам не знаю за что, — бает, — ратую!» Граф Сальяс-Турнемир, Государь Пантелей, Не смеши божий мир, Сам себя пожалей!

Ох ты, гой еси, ваше сиятельство! Неприличны в печати ругательства, И не вырастут травы целебные, Коль посеешь слова непотребные. Али речь ты повел с «пугачевцами»? Аль считаешь читателей овцами? Как же ты, с воспитанья-то светского, Речь повел крепостного дворецкого, Забубённую, слышь, залихватскую И как быдто б маненько — кабацкую? Ох ты, гой, граф Сальяс, Турнемир Пантелей, — Пощади, сударь, нас И себя пожалей!

На врага ополчаясь газетного, Дай нам речь убежденья заветного. Метким словом поди — переспорь его, А не фразой актера Григорьева, Водевильной, отжившей, негодною, Никогда и не бывшей народною! Да еще разумей, Турнемир-Пантелей:

Журналист, убеждающий палкою, Конкурирует с куклою жалкою, С деревянною детской игрушкою, С драчуном балаганным Петрушкою, А у кукол для споров все данные — Только палки одни барабанные Оттого, государь, Что башки их, как встарь, Деревянные!

1875

В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.