Робинсон Джефферс Глубокая рана

Когда звезда приближалась, огромные волны Взволновали литую поверхность земли. А когда Звезда удалялась, они рванулись за нею и вырвали Вершину земной волны: так из Тихого океана Возникла луна, белый холодный камень, который светит нам ночью. А на земле осталась глубокая рана, Тихий океан Со всеми его островами и военными кораблями. Я стою на скале И вижу рваный застывший базальт и гранит, и вижу огромную птицу, Стремящуюся за своей звездой. Но звезда прошла, И луна осталась кружить над своим бывшим домом, Увлекая приливы, дичающие от одиночества.

У физиков и математиков — Своя мифология; они идут мимо истины, Не касаясь ее, их уравнения ложны, Но все же работают. А когда обнаруживается ошибка, Они сочиняют новые уравнения; оставляют теорию волн Во вселенском эфире и изобретают изогнутое пространство. Все же их уравнения уничтожили Хиросиму. Они сработали. У поэта тоже Своя мифология. Он говорит, что луна родилась Из Тихого океана. Он говорит, что Трою сожгли из-за дивной Кочующей женщины, чье лицо послало в поход тысячу кораблей. Это вздор, это может быть правдой, но церковь и государство Стоят на более диких неправдоподобных мифах, Вроде того, что люди рождаются равными и свободными: только подумайте! И что бродячий еврейский поэт Иисус — Бог всей вселенной. Только подумайте!

+2 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.