Джон Донн

Джон Донн Вечерня в день святой Люции

Настала полночь года — день святой Люции, — он лишь семь часов светил: Нам солнце, на исходе сил, Шлет слабый свет и негустой. Вселенной выпит сок. Земля последний допила глоток, Избыт на смертном ложе жизни срок; Но вне меня всех этих бедствий нот. Я — эпитафия всемирных бед.

Влюбленные, в меня всмотритесь вы В грядущем веке — в будущей весне: Я мертв. И эту смерть во мне Творит алхимия любви; Она ведь в свой черед — Из ничего все вещи создает: Из тусклости, отсутствия, пустот… Разъят я был. Но, вновь меня создав, Смерть, бездна, тьма сложились в мой состав.

Все вещи обретают столько благ — Дух, душу, форму, сущность — жизни хлеб… Я ж превратился в мрачный склеп Небытия… О вспомнить, как Рыдали мы! — от слез Бурлил потоп всемирный. И в хаос Мы оба обращались, чуть вопрос Нас трогал — внешний. И в разлуки час — Мы были трупы, душ своих лишась.

Она мертва (так слово лжет о ней), Я ж ныне — эликсир небытия. Будь человек я — суть моя Была б ясна мне… Но вольней Жить зверем. Я готов Войти на равных в жизнь камней, стволов: И гнева, и любви им внятен зов, И тенью стал бы я, сомненья ж нет: Раз тень — от тела, значит, рядом — свет.

Но я — ничто. Мне солнца не видать. О вы, кто любит! Солнце лишь для вас Стремится к Козерогу, мчась, Чтоб вашей страсти место дать. Желаю светлых дней! А я уже готов ко встрече с ней, Я праздную ее канун, верней — Ее ночного празднества приход: И день склонился к полночи, и год…

В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.