Роберт Бёрнс

Роберт Бёрнс Лиззи Уэн

Лиззи Уэн сидит в отцовском дому, Горюя и скорбя. И приходит ее любимый отец: — Лиззи Уэн, что тревожит тебя? — Я тревожусь, тревожусь, любимый отец, И откроюсь перед тобой — Я под сердцем своим ребенка ношу — Он милого Джорди и мой. Вот сидит она снова в отцовском дому, Горюя и скорбя. И приходит к Лиззи любимый брат: — Лиззи Уэн, что тревожит тебя? — Я тревожусь, тревожусь, любимый брат, И откроюсь перед тобой — Я под сердцем своим ребенка ношу — Он твой, о Джорди, и мой. — Ты такое матери и отцу Солгать могла обо мне! — И выхватил он свой булатный меч, Свисавший с плеч на ремне. Он голову Лиззи Уэн отрубил И натрое тело рассек И, охваченный ужасом, прибежал На материнский порог. — Чем встревожен, встревожен ты, Джорди Уэн? Чем встревожен ты, расскажи? Видно, страшное дело ты совершил, — Я страшное дело, мать, совершил И проклят буду в свой срок; Борзому я голову отрубил,— Пес не бежал на манок. — Кровь у борзого не столь красна! Ты правду мне, сын, расскажи. Видно, страшное дело ты совершил, Успокойся и не дрожи! — Я страшное дело, мать, совершил И проклят буду в свой срок; Я голову Лиззи Уэн отрубил И натрое тело рассек. — Что сделаешь ты, коль вернется отец, О Джорди Уэн, мой сын! — Я лодку одну добуду без дна И в волны пущусь один! — А когда же ты снова вернешься домой, О Джорди Уэн, сын мой? — Когда солнце с луной скосят луг заливной, Тогда я вернусь домой.

+1 спасибо
за ваш голос
В избранном Добавить в избранное Подождите...

Нажмите «Мне нравится» и
поделитесь стихом с друзьями:

Комментарии читателей

    Если в тексте ошибка, выделите полностью слово с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter, чтобы сообщить.